Житель Германии судится с экс-женой за право видеться с живущей на Урале маленькой дочкой

Международным скандалом рискует закончиться суд в небольшом свердловском городе Заречный, где 37-летний житель Германии Вильхельм Ойген пытается отстоять право видеться со своей 7-летней дочерью Машей (имя изменено) у бывшей жены — 34-летней местной жительницы Кристины (имя изменено). Как говорит Ойген, его бывшая супруга обманом вывезла дочку в Россию, поселила со своей мамой (бабушкой Маши), а сама живет в другом городе, и даже настраивает ребёнка против отца.

Счастливый брак

Вильхельм Ойген родился в Киргизии, в Германию он иммигрировал с родителями еще в детстве. Со своей будущей женой он познакомился там, в 2008 году. Кристина окончила в Екатеринбурге УГТУ-УПИ и потом по обмену училась в ФРГ. 1.5 года они жили в гражданском браке в городке Фридрихсхафен на юге Германии. Кристина к этому моменту пошла, получать ещё одно дополнительное образование, за её учёбу  платил будущий муж. В 2010 году Ойген и Кристина поженились на берегу Боденского озера.

«Вы себе не представляете, как я её любил. Бешено её любил. Многие мне говорили, что ты для неё лишь трамплин, лишь способ закрепиться в Германии, но я не хотел в это верить. Я писал ей даже стихи. У неё была возможность не работать, я купил ей машину. Оформил поручительство, открыл на неё счет, чтобы она смогла получить вид на жительство. Она училась, я оплачивал её учебу, содержал её», — говорит бывший муж. Ойген работает программистом и оператором станков на местной фабрике. Как говорит Ойген, он не настаивал, чтобы Кристина работала, потому что уровень его зарплаты позволяет без труда содержать семью с тремя детьми.

Первые проблемы в семье начались в 2010 году после рождения дочери Маши. По словам Ойгена, после рождения ребёнка у Кристины начали случаться нервные срывы. Супруга очень хотела вернуться к учёбе, потом выйти работу и в итоге просила Ойгена увезти дочь к её родителям в Заречный. Когда дочке исполнилось 1.5 года, её увезли на Урал. «Первое время тёща и тесть показывали дочку по Skype. Потом звонки стали все реже и реже. Постоянно говорили, что она спит или кушает, или гуляет», — рассказывает Ойген.

В итоге ребенок пробыл в России 1 год и 4 месяца. Кристина к тому моменту закончила учёбу и вышла на работу в миграционную службу администрации Боденского округа. «Я очень скучал по дочке. И в итоге сказал, что еду за ней. Дождался отпуска и полетел. Кристина в последний момент отказалась ехать, сказала, что у неё проблемы на работе, она не сможет полететь и не полетела, у нас с этим строго. Кристина сама отвезла меня в аэропорт, поцеловала на прощание. Ничего не предвещало беды», — рассказывает Ойген.

Первый суд

В первую очередь Ойген полетел в Красноярск к другу. Оттуда он хотел полететь за дочерью на Урал, а затем вернуться в Германию. «Когда я был у друга, мне пришло смс от жены: „Развожусь, если хочешь, наберу“. Я просто был в дичайшем шоке, не мог разговаривать, для меня вызывали скорую 2 раза — сердце прихватило. После всего этого она сказала, что в ближайшие дни будет суд с разводом. Я срочно вылетел домой», — говорит Ойген.

Немецкий суд дал супругам год, чтобы они приняли окончательное решение о разводе. Также суд потребовал вернуть ребёнка в Германию. Супруги стали жить отдельно, дочь Маша осталась с Кристиной. Машу устроили в детский сад.

Со временем Кристина и Ойген помирились, стали вновь жить вместе и воспитывать Машу.

Возвращение на историческую родину

Кристина проработала год в местной миграционной службе, но миграционная служба не продлила с Кристиной контракт на работу. Девушка очень скучала без общения. По словам Ойгена, в Германии у неё не было близких друзей, с его родственниками она общаться не хотела. Кроме того, из-за частых проблем со здоровьем Маши Кристина стала предлагать Ойгену переехать жить в Россию, чтобы быть ближе к её родителям. После долгих уговоров жены, Ойген согласился, так как нашёл интересное предложение по специальности на одном из екатеринбургских заводов. Но Ойген поставил условие, что семья будет мигрировать в Россию по государственной программе добровольного переселения соотечественников.

В 2016 году семья оформила все необходимые документы и получила одно на троих свидетельство на переселение. Весной 2016 года на помощь приехала мама Кристины, она забрала Машу и увезла её в Заречный. В конце апреля в Россию улетела и Кристина.

К этому моменту супруги продали практически всё имущество, кроме машины Ойгена, так как на ней он хотел поехать в Россию. «Деньги от продажи мы переводили не на свой счет, а на счет её мамы. В общей сложности перевели 12-13 тысяч евро. Сейчас я понимаю, что поступил как дурак. Но я верил ей, не было никакого намека, что мы расстаёмся. Когда в мае я вёз её на самолёт в Россию, она прижималась ко мне и обнимала», — рассказывает Ойген.

Он остался в Германии, так как срок его контракта истекал только в сентябре 2016 года. Кристина устроилась на работу в Екатеринбурге, а дочь, по словам Ойгена, жила у тёщи в Заречном. «После зарплаты я всегда пересылал деньги Кристине. Было общение, мне показывали дочь, я с ней разговаривал, и Кристина звонила. Но постепенно контакты стали все реже и реже. Когда она сказала мне, что отдала дочь родителям, я сказал, что не буду высылать деньги, пока мне не покажут дочь. Её перестали мне показывать в июне», — говорит Ойген.

Развод и судебная тяжба

Ойген увидел профиль Кристины на сайте знакомств и понял, что между ним и супругой всё закончилось. После этого Кристина отнесла в Кировский районный суд Екатеринбурга заявление о расторжении брака. С согласия Ойгена суд за пару минут их развёл.

Целый год Ойген добивается права проводить с дочерью один месяц в году на территории Германии, а также 2 раза в неделю разговаривать с ней по Skype или Viber. Кристина выдвинула собственные требования: алименты на дочь. Она также хочет ограничить отца редкими встречами с Машей в её присутствии либо в присутствии её матери. Сейчас иски обоих родителей объединены, их рассматривает Заречный городской суд.

Адвокат Вильхельма Ойгена Станислав Медведев говорит, что он и его клиент предлагали матери девочки мировое соглашение, согласно которому отцу разрешалось бы проводить раз в год с дочерью месяц на территории России без права вывоза её за границу. «Он брал бы отпуск и проводил его с дочерью, например в Ессентуках. Но Кристин не пошла на это. Она сообщила свои условия: что отец должен ежемесячно платить алименты в размере 400 евро и может гулять с ребёнком, грубо говоря, вокруг дома и только под присмотром бабушки или матери ребенка», — говорит адвокат.

7 сентября 2017 года судья Заречного городского суда Юлия Букатина, рассмотрев ходатайство Вильхельма Ойгена, постановила, что пока решение по искам родителей не принято, отец имеет право дважды в неделю — в среду и воскресенье — по полчаса с 20:00 до 20:30 говорить с Машей по Skype. Суд также предупредил Кристину, что в соответствии с пунктом 3 статьи и 66 Семейного кодекса РФ при невыполнении решения суда дочь может быть передана на воспитание отцу.

После этого началось общение с дочкой. Однако Ойген уверен, что бывшая жена и тёща настраивают ребенка против него. «С начала у меня были разговоры по Skype. Но в последние несколько раз Машенька сама тихо говорит „я не хочу…“ и кладёт трубку. Я уверен, что её настраивают против меня. Я же слышу, что над ней стоят, давят на неё», — грустно рассказывает Ойген.

В итоге он попросил суд провести комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу, чтобы понять, в каком состоянии находится его дочь и почему в последнее время она настроена против отца. Данная экспертиза, в которой участвовали оба родителя и девочка, проводилась специалистами Свердловской областной клинической психиатрической больницы.

Отец несколько раз предпринимал попытки увидеться с дочерью: приходил в садик, домой к тёще и даже обращался в опеку. Ойген уверен, что Маша на постоянной основе проживает у бабушки, а Кристина живёт отдельно, в Екатеринбурге. Он обращался в опеку, чтобы они зафиксировали данный факт. Однако проверки опеки показали, что Кристина проживает вместе с дочкой в Заречном.

«В октябре 2016 года я прилетел тайком сюда и пошёл к дочке в детский сад. Встал у входа, специально посмотреть, узнает меня дочь или нет. Она узнала меня, бросилась ко мне, мы обнялись, у меня — слёзы на глазах. Она меня по голове гладит. Тут тёща приходит и начинает меня прямо с ребенком на руках выталкивать. Я говорю: „Что вы делаете?“ В итоге воспитательница попросила меня больше туда не приходить и взяла с меня слово», — рассказывает Ойген.

В этом году он также пришел в детский сад. «Я пришёл в садик. Воспитатели и заведующая пытались меня вытолкать. Но это же незаконно — никакого приказа о лишении меня родительских прав нет. Они, и заведующая, и воспитательницы, начали мне говорить, что у вас, дескать, постоянно в Европе какие-то ужасы: детей отбирают, права ущемляют и все такое. Я говорю, вы хоть понимаете, о чем говорите? Хоть раз бывали за границей, тем более в Западной Европе?» — говорит Ойген. Он рассказывает, что дочь сначала его сторонилась, а потом обняла, начала играть в снежки.

Для себя Ойген решил, что больше никогда не женится и больше не будет заводить детей: «Я больше не смогу пережить такого предательства. Корвалола выпьешь и думаешь, вот, блин, как так… Был отцом, а стал никем. Очень скучаю по Маше».

Комментировать

Новости Екатеринбург | Екб

Новости в других регионах

Новости Москвы
Новости Екатеринбурга
Новости Новосибирска

Прогноз погоды

Авг 19, 2018 - Вск
Yekaterinburg RU
9°C
ясно
Ветер 2 м/с, ССЗ
Давление 764.32 мм рт. ст.
Влажность 100%
Облачность -

Свежие новости

Новости по категориям

Новые комментарии

Мы Вконтакте

Присоединяйтесь к нашей группе, чтобы быть в курсе самых новых событий в городе Екатеринбург.